Вернувшийся в Воронеж участник СВО: «Для меня это был личный вызов»

30.09.2022 57 0 0.0

На фронте молодой человек пробыл 30 дней.

Разбитая вывеска «Россия – Украина». Впереди дорога, продавленная гусеницами. Тогда обычный солдат Михаил Топильский (фамилия изменена по просьбе героя интервью – прим. ред.) понял: «Все, мы больше не дома». Он посчитал, что не может оставаться в стороне и наслаждаться теплой кроватью, когда товарищи, с которыми он ел из одного котелка, находятся там. Родители же не знали, что их сын скоро станет участником боевых действий.

Родился и вырос Михаил в Воронеже. Его воспитанием занималась только мама. Папу, к сожалению, парень не знает. Первое время он учился в средней образовательной школе №80. После, по семейным обстоятельствам, перешел в лицей №1. Закончил его по профилю «Химия и биология». В 2013 году поступил в ВГПУ на специальность «Естествознание и физика». Набор на это направление осуществлялся впервые. Ни студенты, ни преподаватели не понимали, что эта специальность представляет собой. Михаил отучился в педагогическом институте два года и понял, что занимает чужое место. 


– Я не хотел даже поступать в педагогический институт. Считал, что я разгильдяй для всего этого, мне нужна дисциплина, – признается Михаил. –  Когда приехал в свой лицей на практику, понял, что учить детей – абсолютно не мое. Ведь к каждому ребенку нужен подход. Для этого человек должен обладать определенным складом характера. Проучившись два года, осознал, что это тяжелый труд. Самостоятельно отчислился и пошел служить в армию. 

 

Другой мир или пустая трата времени?

 

Представление об армии у Михаила сложилось из рассказов друзей, которые в массе своей говорили: «Ой, там делать нечего. Пустая трата времени». Но юноша все-таки решил, что будет служить в Вооруженных Силах. Первое время в армии было очень трудно, но Михаилу нравилось. После нескольких минут молчания Михаил с улыбкой сказал одну фразу, первые напутствующие слова от офицера, если можно так сказать, которые запомнились на всю жизнь: «Вас никто сюда не звал, вы сами пришли».


– Армия – это абсолютно другой мир. Он живет по своим законам и правилам. Своего рода государство в государстве, в котором трудно ориентироваться. И только когда ты начинаешь думать, как военные, и разговаривать их языком, понимаешь, почему все так. Самое страшное – тебе начинает нравиться все это, и ты не хочешь уходить отсюда. В армии порядок, стабильность. Поэтому многие и остаются в Вооруженных Силах, – рассказывает Михаил.


Фотография на память


В 2015 году герой нашего интервью подписал свой первый контракт. Два года прослужил в 25 отряде специального назначения в Росгвардии в Смоленске. В 2017 уволился. С одной стороны, Михаилу понравилось в армии, с другой – хотелось еще погулять, попутешествовать. Поэтому вернулся в свой родной город. Устроился укладчиком плитки и искал другую работу. Но без образования Михаила практически никуда не брали. Ничего не получалось и Топильский уехал в Санкт-Петербург. Там ему предложили преподавать в учебном центре. 

 
– В учебном центре обучали по различным специальностям. Я занимался подготовкой механиков-водителей бронетехники.  Ребята попались очень хорошие. Некоторые даже попросили мою фотографию на память. Насколько я знаю, до сих пор хранят ее. Это, конечно, забавно, – вспоминает Михаил. 


В Санкт-Петербурге молодой человек отслужил всего лишь год. Из-за конфликта с начальством пришлось уволиться. Но за год он сделал несколько выпусков механиков-водителей. 


После Михаил снова вернулся в Воронеж. Устроился работать в банк.  


– Там мне понравилось, но опять это не совсем то, что я хотел. Я очень люблю готовить, мечтал стать поваром. Но для этого нужно образование соответствующее. Поэтому рассматривал себя в роли бармена. Понял, что такая работа мне близка. Но в это время началась специальная военная операция на Украине, – рассказывает Топильский. 

 
«Россия – Украина»

 
Целый месяц Михаил наблюдал за ситуацией, читал новостные сводки, общался со знакомыми, участвующими в боевых действиях. Он посчитал, что не может оставаться в стороне и наслаждаться теплой кроватью, когда товарищи, с которыми он ел из одного котелка, находятся там. Для Михаила это был своеобразный личный вызов. Он понял, что нужно идти, хотя знакомые ему говорили, что кадров хватает. Родители же не знали, что их сын скоро станет участником боевых действий. 


– Две недели не выходил на связь. Мама узнала у военкома, что я уехал на Украину. Она понимала: рано или поздно я туда уеду. «Знала, что не останусь в стороне», – говорит Михаил. 


Формирование группы происходило в Воронеже. Людей набирали только с базовой подготовкой, которые до этого уже были контрактниками или же участвовали в военных действиях. Выдали снаряжение и отправили в Белгородскую область. 


– Оттуда нас отправили за линию, за границу. Странное ощущение было, когда переезжали таможню. Там я увидел разбитую вывеску «Россия – Украина». Впереди – дорога, продавленная гусеницами. Тогда понял: «Все, мы больше не дома. Здесь хлебом и солью встречать не будут», – делится наш герой. 

 
Тишина на 8 часов

 
Ребята спокойно доехали до места первого ночлега. Название населенного пункта Михаил, к сожалению, не помнит. Знает лишь, что это одна из точек отправления раненных. Там вояки и расположились. Под вечер попали под обстрел. По словам Михаила, было страшно. 


 В 9-10 часов вечера зашел веселый крупный мужичок и первое, что сделал, пошутил: 


– Ну, все, до 6 утра нас точно беспокоить не будут. 


– Что, с украинцами договорилась что ли? – отшутился я.


– Ну да, договорились. Я к ним позвонил в штаб. Они сказали, что до завтра точно беспокоить не будут. 
Не соврал. 


Утром защитников повезли в Изюм. Оттуда отправили в Каменку.

 
Семейный альбом среди руин

 
– Населенные пункты были словно призраки. По пути в Изюм встречались дети, которые нам махали. Они были очень рады нас видеть. Здесь ты едешь, а вокруг никого. Пейзаж военных действий сложился яркий: руины от обстрелов, неразорвавшиеся снаряды от «Градов», ящики с боеприпасами, подбитая техника, несвойственная тишина, – вспоминает Михаил. 


В Каменке бойцы обследовали деревню на предмет взрывных устройств. 


– Разрушенный дом, а рядом, возле окна, валяется семейный альбом. В голове понимание –  люди строили планы, жили себе спокойно. Но тут сразу же вспоминаешь, как бомбили Донбасс 8 лет. Тогда всем было просто наплевать. Как только Украина стала превращаться в Донбасс, всем сразу стало не нравиться. А ведь у жителей ЛНР и ДНР тоже были планы на будущее, – рассказывает боец. 


Когда ребята обследовали всю территорию, приехали ополченцы из ЛНР. Начали обустраивать деревню. Хотя в 15 км была позиция Украины. После солдат начали распределять. Михаила прикомандировали к противотанковому взводу. 


С Каменки подразделение выдвинулось в село Долгенькое. Там взвод оказывал поддержку нашим войскам. Эта деревня находилась у подножия самой высокой точки в районе. Ее необходимо было занять, потому что с нее удобно вести артиллерийский огонь. Конечно, украинцы это тоже понимали. Поэтому рядом с селом у ВСУ был опорный пункт. Находилось очень много живой силы и бронетехники. 


– Мы осуществляли арткорректировку. Был один офицер из Воронежа по прозвищу Война. Он вставал в 6 утра и вел корректировку, наблюдал за противником, сообщал координаты. Мы эти координаты передавали артиллеристам. Когда начиналось наступление, поддерживали огнем из тяжелого оружия. Конечно, и нам доставалось за такую деятельность. Но по итогу населенный пункт был занят, – рассказывает Михаил. 


Своими подвигами Михаил не делится. Говорит лишь, что он обычный солдат. Стрелял с противотанковой управляемой ракеты и занимался подготовкой ее установки.  Но есть истории о ребятах, которые заслуживают особого внимания.

 
История о том, как разведчик с пистолетом танк захватил

 
Три дня ребята выжидали танк, который катался и отрабатывал по позициям бойцов. Наши солдаты никак не могли его подбить. Гоняли его туда и сюда. Ничего не получалось. В итоге сами заблудились. Идут и видят – танк едет. Не могут понять, чей. Ведь все наши танки на позициях находятся. У одного парнишки был камуфляж, подобный противнику. Он взял пистолет и остановил танк. Из техники вылез экипаж и спрашивает на украинском: «Свои?»


Наш солдат говорит: «Свои». 
Противник был без оружия, поэтому и сдался – так и взяли этот танк. Начинили его взрывчаткой. Осталось подорвать. Для этого нужен был доброволец, чтобы завести и проехать на технике. Парнишка-весельчак по имени Артем вызвался за руль сам. Спокойно сел и поехал. После того, как спрыгнул с этого танка, сел в другой и поехал в наступление на другие позиции.  

 
Семьдесят на десятерых


Как только наши солдаты заняли Каменку, ВСУ предприняли попытку контрнаступления. Никто не рассчитывал, что такое произойдет. Все измотанные и нервные сидели в это время пили чай и кофе. Как вдруг начался обстрел. Ребята залегли. Обстрел прекратился. Наши выглянули и видят наступление. Недолго думая, открыли огонь. Стоит сказать, наших было человек 10, а на них шло 70-80. И вот эти 10 человек обратили в бегство практически роту десантников. Узнали, что они из десантных войск случайно: после наступления нашли телефон одного из ВСУшников. В нем была надпись: «Никто, кроме нас».


Важно оставаться человеком


Специальная военная операция показала лица людей без масок. Кто человек, кто друг, а кто враг, кто личность, а кто так. Там можно встретить разных людей, каждый воюет за свое. Но какой бы ни была цель каждого из них, важно оставаться человеком, говорит герой нашего материала. 
Там почти каждый из ребят мечтает о том, что, когда они вернутся домой, их встретят как героев, как людей, которые сделали все, что от них требуется. Люди идут воевать по разным причинам: одни – из-за денег, другие – за идею, третьи – против украинского национализма.
– Я говорил с одним пареньком из Белгородской области, он сказал, что  пришел на Украину с оружием не из-за денег, а из-за семьи. Боится, что противник может прийти к нему домой, – рассказывает Михаил. 
Долгожданное возвращение
После 30 суток, проведенных на Украине, Михаила демобилизовали. Герой не верил, что возвращается обратно. Когда солдат пересек границу, испытывал непонятные ощущения. Вокруг – лес, пограничники стоят и проверяют всех. 
Знакомые и родители с радостью на глазах и гордостью в душе встретили Михаила. Мама, конечно, отчитала его за то, что он не сказал ничего. Но долго ругаться не стала. 
Первое время Михаилу было трудно привыкнуть к Воронежу. То, что в начале могло пугать, стало для него частью обыденной жизни. Боевые действия накладывают отпечаток. Вместо выстрелов, взрывов, свистов мин, приказов и шуток – счастливо гуляющие люди и спокойно ездящие машины. Вместо окопа и спального мешка – теплая кровать. 
Сейчас Михаил временно устроился на работу, чтобы отвлечься от всего произошедшего. В будущем он хочет либо второй раз поехать на Украину, либо поступить в МГУ или  МГТУ им. Н. Э. Баумана. У героя есть желание учиться и развиваться. Он получил благодаря специальной операции не только опыт, но и надежду, что дальше все будет хорошо. Может быть, конечно, не сейчас, но когда-нибудь обязательно точно. 

Источник





Комментарии (0)
Комментариев пока нет

Добавлять комментарии могут только авторизованные пользователи.
Регистрация Вход